Как подходят к детям и уводят их и почему это было со всеми


Вы видели такие видео, где психолог с разрешения родителей подходит к ребенку на площадке, и его задача – уговорить ребенка уйти? А родители смотрят в сторонке и от ужаса сползают на землю в обмороке, потому что дети уходят очень легко. Хотя детям до этого говорили и объясняли.

Как подходят к детям и уводят их и почему это было со всеми

Видимо, мне повезло, что ко мне в детстве подкатывал не профессиональный психолог, а просто не пойми кто (может и не прямо маньяк, но что странный тип – точно). А может, сыграла свою роль моя высокая тревожность и недоверчивость.

Дело было так: маленький город, в котором считается, что все всех знают, поэтому дети спокойно гуляли одни. Насколько я помню, с первого класса. 1987 или 1988 год, я гуляю одна, не помню, почему, но больше никто не вышел. Сажусь на качели и раскачиваюсь.

И тут подходит какой-то мужик, которого тогда я однозначно определила как “старого” (а сколько ему было на самом деле, кто же знает). Встает возле качелей и начинает со мной разговаривать, предлагает угадать, как меня зовут. Начинает называть все имена, какие есть и по какой-то загадочной причине мое совершенно простое имя не называет, а я только отвечаю “Нет, нет” и так длится какое-то время.

Почему я не ушла сразу, не знаю. Возможно, не чувствовала опасности.

Сейчас я понимаю, что ни один нормальный вменяемый человек не будет подходить к ребенку просто чтобы поговорить. Не разговаривают взрослые с детьми, нормальные взрослые, неинтересно им это. И даже в голову не придет с чужими детьми разговаривать. Тем более специально подходить. Со своими-то многие не разговаривают особо.

Мне кажется, детям надо начинать объяснения о безопасности именно с этого пункта.

Сейчас можно встретить удивительное мнение, что в обществе “педоистерия”, любого кто даже просто заговор с ребенком, тут же подозревают. А я так скажу. А нечего просто заговаривать. Нет таких ситуаций в жизни, когда взрослому нужно заговаривать с чужим ребенком. А если ему очень хочется, пусть перетерпит и обратится к психиатру, чтобы продиагностировали, что это с ним. Кто жалуется на педоистерию, у них своих детей нет. Пусть будет истерия, я как мама девочки только за.

Вообще, когда слышу про педоистерию, недоумеваю, серьезно, надо думать не о правах детей, а о комфорте каких-то взрослых и больных на голову мужиков? Эти два показателя на разные чаши весов всерьез предлагают класть?

…Потом мужик бросает угадайку и предлагает куда-то с ним пойти. Просто словами предложил, не попытался схватить за руку или что-то еще, но до меня дошло, что здесь что-то не то. И тут я понимаю, что вокруг никого, дом мой хоть и недалеко, но родители все равно на работе, а соседи не помогут, район на отшибе, толпы приличных людей посреди дня не ходят, милиции тем более не дозовешься. Ничего не говоря, я спрыгнула с качелей и убежала и мне было достаточно страшно, потому что я знала, что бегаю очень плохо, хуже всех моих ровесников. У меня в первые пять секунд начинает зверски болеть в боку и догнать меня сможет даже безногий и слепой. Но дальше ничего не было, я просто убежала и все.

Второй случай был, когда мне было 15 лет, выглядела я очень маленькой, может, на 12-13. Я решила пойти коротким путем и прошла через маленький переулок в частном секторе, даже не переулок, а проход между домов, где никогда не ходила раньше, но знала, что он есть. И вот сейчас я уверена, что это была просто улица (общественная).

Как подходят к детям и уводят их и почему это было со всемиТакими путями в 90е я ходила домой

А какой-то мужик, увидев меня там, подошел и стал орать, что я влезла на его участок, что здесь ходить нельзя. Не прямо громко орать, но начал, как говорится, бычить. Я росла изнеженной, на меня никто никогда не орал, поэтому от непривычно грубого разговора стало страшно. Причем он именно что не прогонял, а убеждал, что сейчас вызовет кого-то (может, милицию) и меня накажут, и как я поняла, намекал, что уходить мне нельзя, я должна там остаться и ждать, а для этого зайти то ли на участок, то ли вообще в дом. А это уже был 1996 год и криминальных передач по телевизору хватало, да и в газетах писали разную жесть. Я хоть с прямым насилием не сталкивалась, но из газет и телевизора прекрасно знала, что это бывает.

Поймать ребенка на каком-то нарушении (прошел бесплатно в метро, курил, своровал), запугать наказанием и под этим предлогом увести – один из известных приемов маньяков. Обязательно нужно объяснять детям, что за нарушение родители не будут ругать, что не надо бояться идти к родителям или в крайнем случае в полицию, но ни в коем случае не вестись на обещание “уладить” правонарушение.

И вот тут мне снова повезло, мужик не собирался применять жесткое принуждение (скорее планировал запугать, чтобы сама пошла), я начала отговариваться, не помню, что говорила, помню только, что много и громко, а вот прямо кричать не смогла. Потому что не была уверена, что надо.

Я росла в стремное время и в стремном месте, со сверстниками всякие неприятные ситуации тоже бывали и намного чаще, обычно все знали, что взрослые на помощь не придут. Что надо убалтывать, а не кричать “помогите”, что лучше проявить хитрость, чем пытаться ждать справедливой помощи. Увы, мы так росли.

В общем, после некоторых пререканий я как-то выкрутилась и ушла сама, своими ногами, буквально два шага оставалось уже до той улицы, куда нужно было выйти, а там уже хоть и немного людей, но были.

Про обе эти истории родители не знают до сих пор. Скрывала, потому что думала, будут волноваться, что папа сможет мужика найти и прибить и будет виноват уже папа.

Боялась, что снова подойдут, вдруг увидит меня (особенно второй) и уже силой затащит. Обходила и эти улицы, и другие подобные за три версты и вообще с тех пор я как-то стала избегать ходить по проходным дворам, вообще до сих пор не люблю ходить дворами.

Когда я слышу “Верните нам ночь” (торжество маразма от моих любимых), я всегда думаю: ну вот я живу много лет, не гуляя ночью, и даже не гуляя днем в сомнительных местах, и что я потеряла? Как-то справляюсь, гуляя по паркам, улицам города днем, по окультуренным лесам, а по настоящим лесам – с компанией, и мне нормально.

Когда я рассказывала знакомым женщинам про эти два случая, ВСЕ мне говорили, что нечто подобное было (и кто-то еще смеет говорить про педоистерию). Далеко не у всех было домашнее насилие и приставания на работе, а подкат хотя бы один раз в детстве со стороны странного мужика – был. Кому-то предлагали пойти посмотреть видео, кому-то котят, и вот пойми, чтО бы там могло быть в финале?

Даже достаточно примитивный в умственном отношении взрослый может легко перехитрить ребенка. Например, заставив ребенка поверить, что тот совершил какое-то нарушение и наказание за это нарушение будет очень серьезным. Или что за неподчинение этому постороннему взрослому тоже что-то будет. Вот с этого, как мне видится, и нужно объяснять детям. А не просто “нельзя ни с кем уходить”. Я вовсе не уверена, что это гарантия, гарантий нет ни в чем, но думаю, что надо прямо с азов.

И как ни страшно признавать, уличные приставания — самый лайтовый вариант, потому что все-таки это незнакомый человек. А вот со знакомыми (родственники, учителя, тренеры) может быть еще хуже.

Читать еще:

Про маньяков: не верю, что близкие не знали


Понравился пост? Поделитесь с друзьями!

0 Comments

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.