“Жена ничего не знала”. Часть 3. Маньяки.


Начало: Часть 1, Часть 2

Как и обещала, в третьей части заглянем в самые глубины человеческого ужаса.

В двух предыдущих частях я писала, что не замечать нечто ужасное, что происходит в своей семье, выгодно – тогда можно ничего не делать и не менять. А чтобы не замечать, надо всего лишь жить с постоянными затычками в ушах и глазах, это очень просто, большинство так и живут.

Увидел что-то странное – отвернись, заметит что-то нехорошее – подумай об этом завтра, потом послезавтра, а потом забудь.

Большинство серийных убийц с тяжелыми патологиями личности не попадались так долго, потому что достаточно хорошо мимикрировали под порядочных членов общества. Большинство из них имели репутацию хороших сотрудников и примерных семьянинов. При этом надо понимать, что любая психическая патология разругает личность и способность к мимикрии у них далеко не так высока. как часто считают.

Я знаю много историй маньяков, но среди известных мне лишь ОДНА, когда за соучастие была осуждена мать. Сестру не осудили, но там, в общем, доказано, что она тоже знала, хотя она и отпиралась. Это дело Спесивцева из Новокузнецка, и я не советую нервным и тревожным людям гуглить эту историю, особенно фильм из “Криминальной России”. Это не формальное предупреждение, я в комментариях к фильму читала, что многие после него испытывали бессонницу, страх, тревогу, история очень тяжелая. Я повидавшая дракониха и я не могу ее пересматривать.

Почти все остальные маньяки не просто годами гуляли на свободе, они ежедневно приходили домой к женам и детям.

Самый изученный российский преступник – это Чикатило. У него была типичнейшая для маньяка история с женщинами: хронические неудачи по причине личностной патологии.

“Жена ничего не знала”. Часть 3. Маньяки.

За него согласилась выйти замуж нормальная девушка лишь потому, что до свадьбы у них были только платонические отношения. Для того времени это была нормальная история. Потом она давала показания, что нормальных интимных отношений у них не было никогда. В этом смысле отличить ненормального от нормального она не могла, не было ни опыта, ни информации.

Но были и другие признаки, и немало.

Первое убийство Чикатило совершил в домике-мазанке, который купил тайно от семьи. Тайно от небогатой семьи купил дом за 1200 р. Уже показательно.

“Жена ничего не знала”. Часть 3. Маньяки.Тот самый дом: г. Шахты, Межевой переулок, 26

За это преступление ошибочно осудили другого, но самого Чикатило уже за первое (!) преступление допрашивали, причем присутствовала и жена. И тогда при милиционерах же она узнала о тайно купленном доме и о том, что свидетели вместе с девочкой видели человека, похожего на ее мужа.

Покупка дома, убийство, показания свидетелей – нет, ничего не заметила, обычное же дело.

“Жена ничего не знала”. Часть 3. Маньяки.

Потом Чикатило работал учителем и за приставания к детям его всего-навсего уволили. Увольнение мужа заметить-то можно? Да еще за такое дело. «Оклеветали враги­», решила жена. Учитель ведь такая завидная работа, врагов и желающих занять место полно. История «работа учителем или воспитателем – приставания или подглядывания – увольнение­» произошла не один раз, а минимум два, в разных учебных заведениях. Снова враги.

Так что здесь история, когда порядочный и образцовый гражданин ВНЕЗАПНО схвачен за убийства, не совсем верна. Чикатило много лет был в списке подозреваемых.

“Жена ничего не знала”. Часть 3. Маньяки.Жертвы

Однажды его задержали со странным набором: нож, веревка, вазелин. Но чтобы продержать подольше, нашли дело о хищении с работы, по убийствам обвинить тогда не удалось, хотя и допрашивали по ним тоже. 4 месяца он провел в СИЗО, и жена снова не заметила ничего странного.

Давайте теперь вспомним, что эта история произошла в застойное время, в провинции, при дефиците всего. Одежду, обувь носили годами. Лишь первую и вторую жертву Чикатило задушил, потом использовал ножи. А стирать самостоятельно мужчины тогда были не приучены. Неужели жена ни разу не заметила грязь, кровь? Среди жертв были взрослые и подростки, которые сопротивлялись, была борьба, как могло не быть грязи или крови? Выбрасывать ботинки, костюм или даже рубашки было невозможно, вещей было мало и их берегли.

Он много времени проводил не дома, много ездил в командировки. Но ведь возвращался же домой. Отстирывал кровь в гостиничном номере под краном? А жена потом брала эту рубашку в руки и не замечала?

Взрослая дочь Чикатило прекратила с ним любое общение и запретила приближаться к ее сыну, когда заметила (все-таки заметила, причем с первого раза), что он пристает к мальчику. Жену и тут не насторожило ничего. Правда, подумаешь, – дочка отказывается наотрез общаться с папой, который ее вырастил, и внука прячет.

При задержании изъяли 23 ножа, которые хранились под мойкой. Это было в общем с женой доме. Как может женщина не знать, что на ее кухне лежит под мойкой? Вас не насторожило бы такое количество ножей?

Даже сын, насквозь криминальный тип, потом в своем интервью скажет, нет, не могло быть столько трупов. Чужие повесили. Ну, несколько, может, и было, но не столько же.

“Жена ничего не знала”. Часть 3. Маньяки.

Интересный пример отрицания, да? Когда уже отрицать сам факт невозможно, сознание начинает выворачивать: ну нет, может, чуть-чуть, а остальное присочинили. Может, и жена думала – ну, подумаешь, раза два кого-то убил… не много вроде.

Помимо Чикатило, очень известны Виктор Мохов (скопинский маньяк, который не убивал, но держал в подвале девушек) и ныне покойный Александр Комин, который в 1990-е вырыл под гаражом яму и держал там нескольких людей, заставляя работать на себя.

“Жена ничего не знала”. Часть 3. Маньяки.Лена, кадры при спасении из подвала Мохова

Подвал Мохова был прямо на участке рядом с домом, где он жил с матерью. Подвал Комина был в гаражном кооперативе, а сам он жил в квартире. В обоих случаях близкие, мать и сожительница, ничего не замечали.

Если вы читали “Живи и помни” Распутина или любую подобную историю о солдатах-дезертирах, которых жена или мать прятала где-то в подвале в деревне, то помните, чтО прежде всего выдавало укрывательниц. Затрата ресурсов. Временных и материальных.

Чтобы кого бы то ни было и с любой целью долгое время прятать в подвале, нужно носить туда еду. И немало еды, ведь если пленника серьезно недокармливать, долго он не проживет. Нужно носить какие-то вещи, чтобы минимально обустроить быт. Какие-то вещи наоборот выносить. Нужно тратить на это время, и немалое (и это еще более заметно, чем любые материальные затраты). Мохов не был тунеядцем, работал на заводе. Значит, свободного времени оставалось не так много. И мать не заметила, что бездетный, несемейный сын как-то странно это время проводит? Не на хозяйстве, не на огороде. За 3 года рытья подвала и 4 года содержания пленниц не заметила? А то, что он за 4 года дважды вынес из подвала грудных детей?

Рабовладелец Комин числился безработным годами и стоял на бирже. Сожительница не заметила, что безработный все время где-то пропадает? А если работает неофициально – неужели ни разу не поделился, где, кем?

Как живут эти люди, эти женщины, которые спят каждый день с мужчиной и не в курсе, где он работает, кто его коллеги, кто его начальник, как там и что? Ведь это обычное дело, делиться с близкими.

Я не очень верю в людей, которые способны молчать как партизаны и ни разу не проговориться, если в принципе есть с кем-то общение. Значит, просто живут вместе годами – и молчат?

У Мохова был австрийский “коллега” Йозеф Фритцль, который 24 года держал в подвале под своим домом дочь, и она от него родила уже своих СЕМЬ детей. Там тоже была поразительно несведущая жена. Куда-то уносят продукты или тратят деньги на продукты, куда-то уходит личное время мужа, куда-то пропадает сам муж. Потом откуда-то появляются подкинутые дети (он 3 детей из 7 “подкинул” в дом к жене).

“Жена ничего не знала”. Часть 3. Маньяки.Фритцль

Пожалуй, фрау Фритцль моя “любимая” из жен маньяков, чемпионка по затыканию глаз и ушей.

По уголовному кодексу судить их нельзя. А сейчас вообще тенденция защищать и превращать этих молчаливых, все знающих свидетельниц тяжелейших преступлений в жертв. Матерей еще нет (мать всегда виновата, помним) а жен защищают часто.

Ну она же не знала. Ну он же ее запугал. Он же ей угрожал. Он вообще с нее и начал. И ей же хотел закончить. Он же ей сказал – проговоришься, сама в подвал пойдешь. А куда ей деваться. А вот у них город маленький и денег нет, пойти некуда.

А я так скажу, еще по уголовному кодексу не судят недееспособных. И вообще с УО спрос небольшой. И именно к этому современные тенденции, борьба против виктимблейминга, и ведут – чтобы женщины считались не самостоятельными, а УО. Но это уже совсем другая история…

Если человек дееспособен, он должен знать, что происходит у него в доме. На участке. В подвале и чердаке. Если происходит нечто страшное, он должен быть причастным к ответственности за это.


Понравился пост? Поделитесь с друзьями!

0 Comments

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.